Три рождения Десятинной церкви

170 лет назад — 16 (28) июля 1842 г. — была освящена нововозведенная Десятинная церковь Рождества Пресвятой Богородицы. Она стояла там, где в давние времена возвышался первый каменный храм Киевской Руси.

Он был сооружен в 989—996 гг. князем Владимиром во имя Божьей Матери. При этом князь обязался жертвовать на нужды церкви десятую часть своих доходов — «десятину». Вот так в названии церкви объединились святое имя и княжеский обет. Здесь святой князь Владимир и был похоронен в 1015 г., а судьба храма оказалась трагической. При татаро-монгольском нашествии в 1240 г., свидетельствуют предания, последние защитники Киева укрылись в Десятинной церкви, но под ударами стенобитных орудий храм рухнул, став местом погребения сотен киевлян.

Церковь погибла, а ее руины стали святыми. Их через 400 лет митрополит Петр Могила решил перестроить в небольшую церковь, но не успел завершить задуманное. Предчувствуя это, он записал в завещании: «На окончание церкви, названной Десятинной, которую я начал реставрировать, чтобы обновление закончено было, тысячу золотых назначаю и записываю». В 1654 г. освятил храм митрополит Сильвестр Косов. В том же году пристроили трапезную и надстроили деревянный этаж с церковью апостолов Петра и Павла. В 1758-м пришедшую в ветхость малую Десятинную церковь обновила монахиня Флоровского монастыря Нектария (княгиня Наталья Долгорукова).

В 1820 г. в Киеве появился богатый курский помещик отставной гвардии поручик Александр Анненков. Стало известно, что его сослали сюда во искупление грехов за жестокое обращение со своими крепостными. Но спустя четверть века историк Киева Н. Закревский так писал о нем: «Уважая отечественные древности, он имел усердие видеть все киевские священные и церковные достопамятности, в том числе и сию Десятинную церковь. Ветхость и скудность оной привели Анненкова в чувство сожаления, и великодушный чтитель священной древности решился собственным способом возобновить Русскую первопрестольную Десятинную церковь».

Трудно сказать, когда именно у поручика возникла мысль построить новый храм. Но с назначением в январе 1822 г. на киевскую кафедру митрополита Евгения Болховитинова началось широкое исследование фундаментов древней Десятинной церкви. А в следующем году из Санкт-Петербурга приехал в Киев на постоянное жительство «чиновник 5-го класса», как он любил сам себя представлять, Кондратий Лохвицкий, по-любительски занимавшийся археологией. И митрополит Евгений, решив в октябре 1824 г. начать открывать фундаменты древней церкви, поручил это дело ему и священнику Десятинной церкви Михаилу Кочоровскому.

В январе 1825 г. киевский комендант Петр Аракчеев восторженно писал своему брату графу Алексею Аракчееву об открытии фундаментов древней Десятинной церкви: «Город Киев есть место отечества любезной России! Город Киев есть фундамент веры Христа Спасителя нашего! Город Киев есть источник нравственности, наук и художеств наших! Побуждаемый этими причинами, почтеннейший архипастырь наш митрополит Евгений обратил внимание на древний памятник под названием Десятинной церкви, которая при нашествии врагов отечества татар была разрушена и приведена в ничтожность и неизвестность. Высокопреосвященный сообщил об этом избранным ним людям, из которых один, чиновник 5 класса Лохвицкий, принял на себя труд исполнителя, которым ныне в короткое время открыт фундамент этого храма». Далее комендант Киева сообщал брату об «огромности строения, основанного на гранитных больших разного рода камнях», о найденных остатках «карнизов и колонн восточного белого мрамора», о «мелкой стеклянной разноцветной мозаике, бывшей украшением стен храма», о том, что пол в главном алтаре был из разноцветного мрамора и прочем. Петр Аракчеев просил старшего брата Алексея, который был доверенным лицом Александра І, сообщить об этом императору: «Посылаю вам, батюшка-братец, план и образчики древних найденных вещей, уверен, что вы не откажетесь быть помощником нашим и редкое открытие доведете до сведения государя, мнение которого подаст больше сил и способ к открытию и описанию этого достопамятного памятника веры нашей».

К этому времени киевский городской архитектор А. Меленский уже подготовил проект новой Десятинной церкви — трехпрестольной, с колокольней, и митрополит Евгений отправил его в Петербург на согласование. Но Академия художеств представленные чертежи не утвердила и в 1826 г. командировала в Киев архитектора Николая Ефимова для детальной перепроверки на месте. Но 27-летний зодчий увлекся археологическими исследованиями, вступив даже в конфликт с Лохвицким, а тот в долгу тоже не остался. В итоге Анненков направил Николаю І жалобу «на чинимые ему преграды и на производимые чиновниками 5-го класса Лохвицким и 14-го Ефимовым разыскания к открытию древностей и гробниц в фундаменте древней Десятинной церкви». Реакцией императора было указание Академии художеств не позже 15 февраля 1827 г. представить проект новой церкви «для окончательного рассмотрения».

Но еще 12 февраля Николай І утвердил «Правила для руководства Комитету, предназначенному для строения в Киеве, на месте древней Десятинной церкви, новой, во имя Рождества Пресвятой Богородицы, с двумя приделами — Святителя Николая и Святого Равноапостольного Князя Владимира». Первым параграфом правил определялось, что членами комитета являются киевский митрополит Евгений, киевский гражданский губернатор (по должности) и поручик Анненков, «иждивением которого производиться будет само строение». Комитет должен наблюдать, «чтобы строение происходило по утвержденному плану и фасаду», митрополит Евгений — «чтобы в украшении храма не было допущено чего-либо не сообразного с уставом Православной Грекороссийской церкви», все экономические вопросы возлагались на строителя храма Анненкова, а губернатор обязан «содействовать строителю сведениями своими и мерами, от него зависящими, к успешнейшему и выгоднейшему ходу экономической части». Николай І назначил и архитектора Десятинной церкви — им стал 58-летний петербуржец Василий Стасов.

2 августа 1828 г. после литургии в Трехсвятительской церкви состоялась торжественная закладка храма, проведенная митрополитом Евгением. Вместе с А. Анненковым они положили в ров на месте будущего среднего алтаря квадратный камень красного гранита с пояснительными надписями о церкви. В тот день, писал современник, «погода была прекрасная и стечение народа чрезмерное».Через 14 лет после закладки возобновленной Десятинной церкви и через 846 лет после ее первоначального возведения 16 июля 1842 г. храм был освящен. Этот чин провел киевский митрополит Филарет Амфитеатров в присутствии генерал-губернатора Д. Г. Бибикова, гражданского губернатора И. И. Фундуклея, поручика А. С. Анненкова и других знатных лиц. Как и при закладке, «погода была самая благоприятная, стечение народа многочисленное».

Новая церковь, построенная в смешанном византийско-русском стиле, имела пять куполов, в плане была квадратом со стороной 40 аршин (28,5 м) и наполовину меньше древнего храма князя Владимира. Стены снаружи и внутри оштукатурены и украшены геометрическим орнаментом, разными фигурами и изображениями святых. Пол вымостили отшлифованными плитками из гранита и мрамора от древнего храма. Иконостас и вся внутренняя роспись в значительной мере были повторением образов Казанского собора в Петербурге.

Отзывы о церкви В. Стасова были во многом разноречивыми. Так, Н. Закревский в «Описании Киева» (1868 г.) отметил: «Нынешняя Десятинная церковь сооружена Анненковым наперекор насущным потребностям. Во-первых, она имеет крайне ограниченное число прихожан, следовательно, не доставляет городу той выгоды, какую эта обширная церковь могла бы принести в его многолюдном месте. Во-вторых, издержки на постройку этого храма не принесли никакой пользы и для искусства, потому что подобные церкви в России довольно обыкновенны, и огромный капитал употреблен без расчета. Гораздо полезнее было бы для науки сберечь и даже покрыть прочным, медным навесом древние священные остатки Владимировой церкви, притом устроить часовню с древним образом св. Николая, который до того времени хранился в этой церкви, и присовокупить теплое помещение для сторожа. Даже можно было завести помещение для выкопанных древностей. Хотя, впрочем, хранить их гораздо сообразнее в особом музее вместе с другими киевскими редкостями. Теперь же никакая цель вполне не достигнута». Действительно, в 1857 г. приход церкви состоял лишь из 82 прихожан, в их числе мужчин — 33.


Десятинная церковь (фото 1)
Десятинная церковь (фото 1) Десятинная церковь (фото 2) Десятинная церковь (фото 3)
Рекомендуем:

Комментарии (0):

Ваш отзыв может быть первым

Мой отзыв:

x

Получайте расписание интересных экскурсий на свой Email: