Сказание о стольном граде Киеве

Впервые я попала в Киев несколько лет назад. Огромный мегаполис моментально оглушил меня суетой и шумом. Нескончаемые потоки вечно спешащих людей и вереницы сигналящих машин напоминали живой муравейник. Уставшая, я присела на лавочку в самом сердце столицы, на Крещатике, и … задремала.

Очнулась я внезапно, словно кто-то толкнул меня в плечо. Оглянувшись по сторонам, я в недоумении застыла: ни роскошных бутиков, ни высоких зданий, ни шума машин. Я сидела на камне около журчащего ручейка, а неподалеку от меня, за деревьями, виднелось поросшее камышом мрачное болото. Вокруг раскинулась огромная зеленая долина. Ручеек весело пересекал долину и скрывался за деревьями вдалеке. От нереальности происходящего я машинально побрела вслед за ручейком.

Исхоженная кем-то тропинка привела меня к огромных размеров строению, по форме смутно напоминающему ворота.  Хм, а ведь неподалеку Крещатика, насколько я успела изучить путеводитель, где-то должны были находиться те самые знаменитые Золотые ворота. Но куда же делся сам Крещатик?!

От ворот, навстречу мне, шагнула фигура прихрамывающего мужчины в роскошном кафтане и шапке, отороченной мехом. Он поравнялся со мной и приветливо поздоровался:

– День добрый, путница! Рад приветствовать тебя в своем граде!

Лицо незнакомца почему-то показалось мне знакомым. Кого же он мне так напоминает? Машинально я потрогала карман, в котором лежала мятая двухгривневая купюра, приготовленная для оплаты проезда. А на ней… Портрет, точь-в-точь повторяющий лицо мужчины! Не может быть, да это же сам Ярослав Мудрый!

Дар речи у меня моментально пропал, но я решила, что сплю, а ведь во сне и не такое может пригрезиться. А значит, все, что я вижу, очень даже правдоподобно. И можно успокоиться и ничего не бояться.

– День добрый, князь! – я уже пришла в себя и даже попыталась изобразить что-то наподобие поклона. –  Прогуливаетесь?

– Обхожу свои владения. Неспокойно нынче в граде Киеве, проклятые монголо-татары совсем замучили мой народ. Но теперь им не подступиться к нам так просто: Золотые  ворота, возведенные жителями, надежно защищают стольный град Киев от непрошеных гостей. Да и архангел Михаил всегда на страже: и днем, и ночью. Он – наш надежный небесный покровитель.

Только сейчас я обратила внимание на фигуру ангела с мечом в правой руке и щитом в левой, следовавшего за князем по пятам. Лицо ангела было светлым и суровым одновременно. А ведь я неоднократно видела его изображение на гербе Киева и на многих сувенирах, которые массово закупила для родных и друзей.

– Князь, скажи мне, а где же Крещатик, Майдан? – решилась я наконец задать мучивший меня так сильно вопрос.

– Крещатик? – усмехнулся Ярослав Мудрый. – Крещатиком сию местность станут именовать намного позже, а сейчас здесь просто дремучее болото, именуемое Козье, ибо скот там люди выпасают, да долина, называемая нашими Крещатой.

«Забавно, – подумала я, – раньше здесь Козье болото было, а сейчас –  самые дорогие квартиры в стране».

– А пойдем, – продолжил свою речь князь, – покажу тебе еще одну гордость мою и диво дивное – Софию Киевскую. Здесь недалеко, – махнул он рукой и неспеша направился в указанную сторону. Мне ничего не оставалось, как пойти за князем.

Софийский собор, София Киевская, не может не поражать воображение, а ведь ей почти 1000 лет! Но Ярослав Мудрый, идущий сейчас рядом со мной, и представить себе не может, сколько лет его жемчужина будет поражать умы людей. Даже фашисты ее не тронули.

Князь увлеченно рассказывал о строительстве собора, когда за моей спиной раздался громкий голос:

– Князь, но ведь колокольня собора была построена уже не при тебе, а  в 18-м  веке.

Я оглянулась. Громкий голос принадлежал богато одетому всаднику на коне. Конь становился на дыбы и играл под седоком. Всадник одной рукой придерживал горячего коня, в другой же руке он держал гетманскую булаву. Я только охнула: медный памятник Богдану Хмельницкому, расположенный рядом с Софией,  ожил!..

– Садись, – предложил гетман, – прокачу с ветерком! Я хоть и стою тут чуть больше ста лет, а сколько уж повидал. Для меня Софийская площадь – значимое место: здесь меня встречал простой люд украинский после победы над ляхами. Здесь же в далеком 1919-м провозгласили воссоединение украинских земель в одну державу, а в 1941-м сюда пришли немцы. Эта площадь долго носила мое имя. Так что, я обо всем знаю.

С этими словами гетман протянул мне руку, и вот я уже на коне самого Хмельницкого лечу над улицами Киева. Чудеса!

Конь гетмана домчал нас на Старокиевскую гору, где и поныне стоит памятный знак – каменная глыба с надписью «Откуда есть пошла земля русская». Здесь все и начиналось. Начиналась наша многовековая история.

Невдалеке горел костер, у которого грелась дружина какого-то знатного человека. А рядышком высился огромный дворец и чуть поодаль – большая каменная церковь. От костра отошел рослый мужчина, что, по всей видимости, был воеводой, и шагнул мне навстречу:

– Князя нет, он на Днепре сейчас, – громогласно отчеканил он, даже не спрашивая меня ни о чем

– Что ж, жалко, а зовут-то вашего князя как? – спросила я, уже ничему не удивляясь.

– Владимир, красно солнышко, батюшка наш, что Русь окрестил, – учтиво ответил воин.

Так вот значит, что это за церковь! Из уроков истории я помнила, что с легкой руки князя Владимира была построена первая киевская каменная церковь – Десятинная, на которую правитель Руси жертвовал десятую часть своего богатства (отсюда и название). Церковь располагалась рядышком с дворцом Владимира, а сейчас на этом месте лишь руины – ни от дворца, ни от церкви ничего не осталось. И лишь изредка ученые мужи спорят о том, надо ли нам восстанавливать Десятинную церковь.

Я осмотрелась. Когда-то, еще до времен Владимира, на Старокиевской горе, которую еще называют Киевицей, стоял дворец одного из основателей Киева, в честь которого и назовут город, – князя Кия. Его братья, Щек и Хорив, заняли горы неподалеку Киевицы. Отсюда и названия близлежащих местностей – гора Щекавица и гора Хоревица. А сестрица их Лыбедь жила у речки, и поныне одна из рек города носит такое название.

Я оглянулась. Из-за деревьев виднелась зеленая церковь-картинка – Андреевская, одна из самых известных церквей Киева, к строительству которой приложил руку знаменитый Растрелли, тот самый, что и Зимний дворец в Санкт-Петербурге построил. Я поспешила к Андреевской церкви, на овеянный тайнами Андреевский спуск, что звал к себе и манил загадками.

В начале спуска передо мной в реверансе склонились Проня Прокоповна и Свирид Голохвастов, они спешили на венчание в Андреевскую церковь. Приветливо им кивнув, я легко взбежала по ступенькам церкви. Вид  со смотровой площадки открывался просто невероятный – весь город был как на ладони.

– Красиво, правда? – окликнул меня старичок, стоящий рядом.

– Очень, – выдохнула я.

– Андрей, апостол, – представился незнакомец. – Вот и я, завороженный сей красотой, как-то решил, что именно здесь будет град дивный стоять. И на месте этом водрузил крест. Расступилось море, что омывало холмы киевские, и спряталось под эту вот гору. А уж в 18-м веке построили здесь церковь-красавицу, прославляющую Бога и созданную им красоту. Но чтоб не проснулась от колокольного звона большая вода под горой, на церкви решено было не вешать колокола. Сама посмотри!

Только теперь я заметила, что на Андреевской церкви действительно нет колоколов.

– Гляди, – вдруг сказал апостол, – тебе машут!

Я посмотрела вниз. Мне приветливо, как старой знакомой, махал сам Михаил Афанасьевич Булгаков и чернющий, как смоль,  кот! Ах да, вспомнила я, ведь на Андреевском спуске стоит памятник этому знаменитому писателю и его фантазии – коту Бегемоту.

– Идем, – кричали они снизу, – пробежимся по спуску с ветерком!

Попрощавшись с апостолом Андреем, я мигом сбежала с лестницы, и вот я уже несусь в компании Булгакова и кота по гулкой брусчатке.

Мои попутчики весело смеялись и много шутили, рассказывая легенды Андреевского спуска. И о привидении замка Ричарда Львиное сердце, и о горе Уздыхальнице, где то ли вздыхали от любви, то ли испускали последний вздох,

И тут, поравнявшись с какой-то горой, мы услышали веселый женский хохот и смех. Подняв голову, я увидела самых настоящих ведьм на самых настоящих  метлах. Ведьмы водили хоровод и прыгали через костер, собирали травы и что-то бормотали себе под нос.

– Снова шабаш на Лысой горе, – лениво пробурчал Бегемот. – Дело привычное. Люди никак  не определятся, где в Киеве настоящая Лысая гора, и считают лысыми те горы, на которых ничего не растет. Уж больше пяти таких насчитали.

Пританцовывая на метле, с горы стрелой спустилась веселая ведьмочка и приземлилась аккурат рядом со мной.

– С нами не хочешь повеселиться, а? – хитро подмигнула она мне. Услыхав отрицательный ответ, понимающе кивнула: – Тебе же еще столько посмотреть надо. Ну, садись, подвезу, – дружелюбно пригласила она меня на свой необычный вид транспорта.

Взмыв под самые облака,  ведьмочка устремилась в сторону Днепра.

Внизу, под нами, по водной глади речки на огромной ладье плыли три брата Кий, Щек, Хорив, а на самой носу ладьи, раскинув руки, улыбалась завороженная киевскими красотами сестрица их Лыбедь.

И вдруг ведьмочка стала снижаться. Вдалеке что-то происходило. Огромные толпы народа стояли по пояс в реке, а над ними, на горе, статная фигура мужчины в роскошных одеяньях разверзла крест.

– Иди дальше сама, мне туда никак нельзя, – промолвила ведьмочка и мигом испарилась.

Я, заинтересованная, пошла дальше, хотя я начинала догадываться, свидетелем какого исторического события мне довелось побывать.

Подойдя ближе и всмотревшись в лицо стоявшего на горе мужчины, я поняла, что права. Это был тот самый князь Владимир, красно солнышко, что Русь окрестил.

Князь был настроен решительно: с гор в реку скидывали деревянных божеств, которым поклонялись наши предки, а самого главного бога – Перуна князь скинул в реку лично. Русичи, кто плакал, кто улыбался, но Владимир довел задуманное до конца, став героем своего времени и переломив ход истории.

И с тех пор пошла вера христианская в народ. С тех была построена не одна христианская церковь, и одна из главных святынь всех православных – Киево-Печерская Лавра вскоре заблестела на киевском солнце золотыми куполами…

– Девушка, не подскажете, как пройти к Софийскому собору?

– Так у Богдана Хмельницкого спросите, он покажет дорогу, – мигом откликнулась я на прозвучавший над ухом вопрос.

Стоящая напротив меня парочка молодых людей в стильных джинсах почему-то испуганно посмотрела на меня после этого ответа. Джинсы? В Киевской Руси?

И тут я заметила, что ни долины, ни реки с князем Владимиром нигде не наблюдается, а вокруг меня снова шикарные светящие огнями бутики и шум клаксонов авто.

Что же это получается, мне все это пригрезилось? И Ярослав Мудрый, и апостол Андрей, и многое другое? Получается, что да.

Налетевший внезапно ветер хулиганисто распахнул лежащий на скамейке путеводитель по Киеву на странице с памятником Михаилу Булгакову, что вдруг заговорщицки подмигнул мне…

P.S. Мой первый отпуск в столице нашей Родины произвел на меня неизгладимое впечатление. В Киеве каждая улочка, каждый камень словно дышит историей. Ты имеешь возможность ходить по тем улицам, по которым на своем коне еще в далеком 10-м веке ездил сам князь Игорь, ты можешь дотронуться до фресок, до которых дотрагивался в Софийском соборе сам Ярослав Мудрый. От этого осознания – мурашки по коже и благоговейный трепет в душе.

Сколько трагических страниц хранит многовековая история Киева! Еще в 13-м веке его пытались поставить на колени разрушившие город монголо-татары,  в 20-м веке современные «монголо-татары» в лице фашистов жгли и разрушали то, что создали наши предки. Но каждый раз, словно птица Феникс, город возрождался и отстраивался.

Шли годы, менялись правители и эпохи, менялось лицо города, но с каждым годом Киев становится только лучше и краше. Я верю, что никакие настроения времени не смогут заглушить необыкновенных и величественных красот Лавры, Софии, Михайловского и Владимирского соборов, своего, родного, нашего наследия.

Поэтому с того самого первого моего знакомства с Киевом, лишь только приходит время отпуска, я обязательно, хоть на пару дней, выбираюсь подышать особым киевским воздухом, выбираюсь на встречу с этим Городом. Городом, любовь к которому пахнет цветущими на Крещатике каштанами. 

Автор: Виктория Чалая


Камень Откуда есть пошла земля русская.JPG
Камень Откуда есть пошла земля русская.JPG Андреевская церковь.JPG Божество Перун.jpg Михайловский Златоверхий собор.JPG Памятник Богдану Хмельницкому на Софийской площади.JPG Памятник Кию, Щеку, Хориву и сестрице их Лыбедь в Наводницком парке.jpg Памятник княгине Ольге, апостолу Андрею Первозванному, Кириллу и Мефодию на Михайловской площади.JPG Памятник князю Владимиру на Владимирской горке.JPG Памятник князю Ярославу Мудрому с макетом Софийского собора.JPG Памятник Михаилу Булгакову на Андреевском спуске.JPG Памятник Проне Прокоповне и Свириду Голохвастову на Андреевском спуске.JPG
Рекомендуем:

Комментарии (0):

Ваш отзыв может быть первым

Мой отзыв: